Вы знакомы с юридическим положением о том что важна не жестокость наказания а его неотвратимость

§ 3. Принципы советской уголовно-правовой политики. Избранные труды

Главное - не тяжесть наказания, а его неотвратимость. Царя все-таки не боготворят, как сказано, и Партию новых путинистов (ПНП) составляют не простецы, а люди вполне грамотные. . Вчерашний, сотый день его голодовки ознаменовался именно . вы не осознаете до конца всю серьезность своего положения. Неотвратимость бытия. с коррупцией важна не жесткость наказания, а его неотвратимость, пишет РБК. и их не так уж мало, вопрос не в жестокости наказания, а в его.

Мы все это уже проходили в году, когда автокефалию просила Эстонская церковь, Константинопольский патриархат такое разрешение дал, Москва прервала общение — точно так же, как сейчас, но этот разрыв продлился всего несколько месяцев. Об этом замечательно написал отец Георгий Чистяков.

Строки из его книги "Размышление с Евангелием в руках" цитировали в эти дни многие. Читается, как будто написано сегодня: В Эстонии я в последний раз был весной года и о проблемах, приведших к церковным разногласиям, знаю только понаслышке. Понимаю, что виноваты в нем мы все, ибо конфликт возникает не там, где есть проблемы проблемы сами по себе явление абсолютно нормальное, и вообще жизни без проблем не бывает!

Высказываться по эстонскому вопросу не берусь и не буду, но не могу не сказать, что за время, прошедшее с начала Великого поста, когда было прервано евхаристическое общение между Москвой и Константинополем, и вплоть до 16 мая я понял, что называется, на собственной шкуре, как страшно и как губительно разделение в Церкви. Митрополит Антоний рассказал в своей пасхальной передаче на ВВС о православном приходе в Оксфорде, где собраны вместе верующие из Константинопольской, Московской и Сербской юрисдикций и даже антиминс подписан тремя епископами — они не могли праздновать Пасху вместе, не могли причащаться из одной чаши.

Владыка митрополит назвал это ужасом. Но… мы все-таки не только русские, но и православные люди. Как финны, и греки, и христиане из других народов, окормляющиеся под омофором Вселенского патриарха.

И мы после разрыва не можем уже причащаться. Не можем причащаться в храме св. В тех храмах, где служили митрополит Евлогий и епископ Кассиан Безобразовоо.

Князев и Киприан Керн. Шаляпин и молился Б. В храме, близ которого похоронены И. Тарковский, Виктор Некрасов и сотни других бесконечно дорогих нам наших соотечественников.

Где отпевали моего дядю Бориса, где молилась мать Мария и служил. Это не просто больно. Осознаешь это и сразу понимаешь, что такое Церковь. Нас, оставшихся в революцию в Москве, и моего дядю, ставшего парижским таксистом, всех нас в России и всех тех, кто оказался во Франции, не соединяло ничто, ни небо, ни страна, ни телефон, по которому нельзя было звонить, ни письма, которые не рекомендовалось писать и которые все равно не доходили, ни граница, бывшая "на замке".

Нас разъединял железный занавес, а соединяла только евхаристия. Нас, православных в разных странах мира, русских, греков, финнов, румын, американцев и других, всегда в одно единое Тело соединяла общая чаша. Потому что, как ни странно, для меня-то как раз не менее важна сама попытка переломить отношение общества. Не знаю, насколько я соглашусь или не соглашусь со своими коллегами-юристами. Я в отличие от них не юрист, а правозащитник.

И для меня, например, неотвратимость наказания, как ни странно, не очень важна. Я всегда вспоминаю слова Екатерины II, что важнее оправдать десять виновных, чем наказать одного невинного. Это еще у Петра I.

Да, но наша власть исходит из прямо противоположного: В этом смысле для меня, как для правозащитника, неотвратимость не так уж важна. Для меня как раз важна справедливость и соразмерность, пропорциональность.

Тема: «Уголовная ответственность» | Авторская платформа buosecnire.cf

И для меня очень важно, продолжая опять же то, что сказала Тамара Георгиевна, что этих людей никто не приговаривал к пыткам. Да, в соответствии с 3-й статьей Европейской конвенции. Вот я вам приведу маленький пример. Недавно мы проводили выездное заседание совета в Чечне.

И посещали колонию, название которой, я думаю, у всех, кто помнит первую чеченскую войну, в памяти, — Чернокозово. И вот в этом знаменитом Чернокозове мы встретились с большим количеством людей, разговаривали с. В том числе я познакомился с одним осужденным.

Человек глубоко пожилой, перенесший уже два инсульта. Его к нам, можно сказать, вынесли на руках. И мы его спросили: Вот как в этой ситуации тяжелобольного человека вернуть домой?

Только одним способом — амнистией. Ну или помилованием. Но есть еще способ, который предусмотрен даже нашим, вовсе не таким мягким законодательством. Освобождение по Уголовному кодексу — это то, на что может рассчитывать тяжелобольной человек.

Тяжелобольной, попадающий с точки зрения своего заболевания в перечень заболеваний, установленный правительством Российской Федерации.

И каждый тяжелобольной имеет право на освобождение. Но здесь определенные стереотипы создаются практикой. Например, Верховный суд Российской Федерации разъяснил, что если человек тяжело болен, что соответствует тому состоянию, которое дает основание по перечню для освобождения, то это вовсе не значит, что суд, который будет решать вопрос об освобождении, не должен сначала оценить тяжесть совершенного им деяния, его поведение в местах лишения свободы и даже такую деталь, как его отношение к лечению.

И это в отношении людей, которые больны безнадежно. Верховный суд объяснил судам: Вот, пожалуйста, что в этих условиях делать? Дисциплинарное нарушение, нарушение правил распорядка. И он получает шизо, штрафной изолятор.

Да, он безногий инвалид, инвалид первой группы. Но его никто не выпустит. Потому что он, вот видите, не раскаялся, продолжает, в частности, материться. Правда, я сегодня слышала совершенно замечательную передачу. Обсуждали новые нормативные акты, которые проектируют для работников системы исполнения наказания.

Например, запретить пользование вот этим административно-хозяйственным языком — нецензурной речью и заставить их перейти на великий правдивый свободный могучий русский язык. У всех вызывает достаточно большие сомнения.

Может быть, нужно сначала учить? А второй вопрос, поймут ли те, кому они на этом языке излагают свои инвективы, то, что они скажут на великом, правдивом и свободном?. Нет, это же не помилование. И при помиловании не. Это абсолютно не следует ни из нормативов, ни из представлений о стандартах, которые характерны для таких актов.

Право автора, 27 Август

Ведь эти акты мы не в России изобретаем, они существуют во всем мире. Я знаю, в Германии существует даже такая правовая отрасль, которая содержит все эти нормы, регулирующие милосердные процедуры — помилование и амнистии. У нас этого, к сожалению, нет, но это не мы изобрели.

По крайней мере, позиция совета такова, что ни в коем случае амнистия не должна распространяться на человека или не распространяться в зависимости от его признания вины.

То есть уж точно не должно так. Если кто-то — либо законодатели, либо правоприменители — поставит такое условие, с нашей точки зрения, это во многом дискредитирует саму идею амнистии. А мы гарантировать это не можем. Хотя бы просто потому, что человек, который невиновен, он не будет признавать свою вину.

§ 3. Принципы советской уголовно-правовой политики

Но он оказывается в худшем положении. Вот я хотел еще добавить. Это, конечно, мое личное мнение, и, возможно, я сильно преувеличиваю и кто-нибудь этим будет очень недоволен, но, по моему общению с огромным количеством заключенных и их родственников, я считаю, что где-то четверть сидит вообще невинно.

В смысле либо вообще ничего не совершали, либо совершили намного меньшее преступление, а вынуждены были под неким давлением, мягко говоря, признаться. А еще четверть как минимум действительно совершали некие деяния, но деяния абсолютно безопасные. С моей точки зрения, ни в одной стране мира они бы не сидели в тюрьмах, была бы избрана другая мера, даже не наказания, а социальная реабилитация.

То есть вообще другой подход. Это люди, которые совершили очень смешные преступления. Сегодня как раз на cовете приводились примеры, когда парень просто украл коробку конфет, — семь лет. Просто потому, что он оттолкнул охранника. Толкнул охранника, получается, уже грабеж. Понятно, что этот человек вряд ли социально опасен. У меня есть друг, правозащитник, который в Казахстане задавил человека.

Но он ехал абсолютно безопасно, 60 километров. Пьяный человек просто бросился ему под колеса. Его осудили на четыре года, он отсидел два. Это было политическое. Но формально он сидел за убийство. Но ведь это не значит, что человек представляет хоть какую-то опасность. Он что, будет на улицах к кому-то приставать, кого-то душить? Что страшного в этом преступлении, если человек совершенно в трезвом состоянии ехал на машине?

Да, каждый может сбить. И для того, кого сбили, его родственников, и для того, который сбил. Понятно, что он человек, правозащитник, переживающий очень сильно. Но зачем его лишать свободы? Не лучше ли, например, заставить его, не знаю, выплатить семье большой штраф, помогать? Зачем, если одну семью лишили кормильца, лишать еще и вторую? Что это за средневековый метод — око за око? Либо мы живем по-прежнему в Средневековье, либо мы — но тут опять я возвращаюсь к своей теме, — либо мы, как общество, начинаем немножко думать о том, что нам нужно пересматривать наши подходы к людям в тюрьмах, в армии, в других местах.

Я два слова добавлю к тому, что сказал Андрей Юров. В положении о совете совету прямо предписано вносить предложения по гуманизации нашего общества. И мы видим свои предложения по амнистии как раз как выполнение, в частности, этой нашей функции — функции по гуманизации общества. Мы должны делать общество более милосердным. Читатели задают совершенно конкретные вопросы. Например, коснется ли амнистия так называемых злостных нарушителей?

Не будет ли ограничения по этому признаку? Так как у нас иногда взыскания, наложенные внутри системы исполнения наказаний, бывают взяты и связаны с какими-то конфликтами между администрацией и осужденным. Это очень важная сторона.

И мы думаем, что сумеем так сконструировать предложения, чтобы был обеспечен баланс между интересами какого-то влияния превентивного и воспитательного. На тех, кто действительно может быть признан злостными нарушителями, и в то же время интересы защиты тех, кто может подпасть под такие меры дисциплинарного характера в местах лишения свободы. Которые, так же как и наказание, часто используются лицами, представляющими администрацию, для некой расправы с неугодными или для того, чтобы лишить людей возможности досрочно выйти на свободу на основе применения к ним условно-досрочного освобождения.

Поэтому, я думаю, мы должны сформулировать несколько идей, я сейчас не говорю о нормах. Одна идея, она совершенно такая революционная, а другая — наоборот, широко признаваемая всеми актами амнистий, которые мы знаем. И эта вот широко признаваемая состоит в том, что тот, кто совершает в местах лишения свободы преступление, причем такое, которое связано с лишением жизни, конечно, не подлежит освобождению.

Это понятно, если совершаются нарушения такого характера и такой тяжести. Но точно так же общим местом в амнистии является нераспространение амнистий на особо опасных рецидивистов.

Понятно, что люди, которые систематически занимаются преступной деятельностью, совершают тяжкие преступления. И очевидно, их нельзя рассматривать как людей, которых в равной мере может исправить нахождение в тюрьме или на свободе. Но и оснований их поведение не дает, чтобы можно было к ним применять акты амнистии. Но есть и другая категория людей, которые страдают от этих произвольных дисциплинарных взысканий, налагаемых на них в местах лишения свободы.

И мы думаем заложить такую идею, что, как и все деяния, совершенные до опубликования и вступления в силу постановления об амнистии, так же и все дисциплинарные проступки, которые были наказаны, собственно, кем налагается это взыскание дисциплинарное, которые имели место до момента опубликования и вступления в силу акта амнистии, будут погашены.

Вот они будут погашены, и тогда, может быть, и администрация задумается над тем, что надо иначе как-то процесс организовать. Надо сказать, совет уже давно озаботился этой негодной процедурой, или, вернее, отсутствием процедуры, с применением которой должны налагаться дисциплинарные взыскания. И нужны законодательные меры, которые ее бы урегулировали и которые минимально защищали бы подвластного администрации человека от произвола администрации.

Поэтому тут тоже амнистия могла бы сделать первый шаг, обнулить, как сегодня уже выразился однажды Михаил Александрович, все, что связано с системой дисциплинарных взысканий. Будет считаться, что их не было, например. Я хочу рассказать маленькую историю. Наверное, во многих колониях, где я был за последнее время, встречал в штрафных изоляторах, в этих самых ПКТ, осужденных, которые на вопрос: Как с первого дня?

Ведь срок пребывания там не может быть больше 15 суток. И мы смотрели личные дела таких заключенных. Вот ему дают эти 15 суток. На е сутки он получает взыскание за то, что не поздоровался с сотрудником администрации. И еще 15 суток проходит. А на е сутки у него новое взыскание: Ну и так далее. То есть просто надо иметь некоторые навыки и некоторую долю воображения, чтобы каждый раз, просто каждые 14 дней, накладывать новое взыскание, — и человек будет там сидеть годами.

Я могу по поводу Greenpeace сказать, что, честно говоря, я вообще этого не понимаю. Потому что им предъявили обвинение в пиратстве. Я уже сказал вчера, что с таким же успехом им могли предъявить обвинение в групповом изнасиловании платформы. Нельзя сказать, что мы призываем амнистировать всех осужденных за пиратство? Но в данных действиях нет ничего похожего на пиратство. Под что, под пиратство? Значит, мы договорились, что, во-первых, исходим из того, что в Уголовном кодексе амнистия определяется как неиндивидуализированный акт.

Там нет и не может быть никаких фамилий. Там нет и не может быть никаких конкретных дел. Это просто противоречит природе амнистии, как она определена в нашем Уголовном кодексе. И поэтому говорить сейчас о том, попадет такой-то человек или такой-то, абсолютно преждевременно. И просто бессмысленно. Есть же разные варианты. Это освобождение от наказания? Либо речь идет о смягчении наказания? И некоторых читателей волнует, коснется ли амнистия историй с погашением судимости, поскольку это тоже налагает серьезные последствия.

Это очень хороший вопрос. Потому что, с одной стороны, может показаться, что амнистия мыслится нами как широкая. Потому что в качестве ликвидации отрицательных правовых последствий осуждения могут быть использованы разные формы решений, относящихся к осужденным. Вы правильно сказали, это может быть полное освобождение от наказания. Это может быть полное освобождение не только от наказания в виде лишения свободы, но и от других видов наказания.

Это может быть снятие отрицательных последствий осуждения, таких как судимость. Вы об этом тоже упомянули. Это может касаться отмены мер административного надзора, которые устанавливаются в отношении отбывших наказание за тяжкие преступления. Это может касаться и всех дополнительных наказаний, которые были назначены осужденным в связи с совершенными ими преступлениями. Так что это может выражаться в снятии очень разных отрицательных последствий. Это, безусловно, может выражаться и в сокращении сроков наказания.

Конечно, это обычный способ амнистирования и это не наше открытие. Важно, что при сокращении сроков наказания в практике амнистий, как правило, используется метод пропорциональности. Осужденным к такому-то сроку лишения свободы, чтобы быть освобожденными, нужно отбыть одну треть наказания. К другому, более тяжкому сроку — нужно отсидеть половину наказания, к третьему — две трети, к четвертому — еще сколько-то.

Мы хотели бы, чтобы был признан действующий в данной амнистии принцип — принцип требования снижения наказания, пропорционального назначенным по приговорам срокам. Нам кажется, это достаточно справедливо. Но если мы посмотрим на действующее уголовное законодательство, то знаем, что каждый, который лишен свободы, по отбытии какой-то части назначенного ему наказания может просить об условно-досрочном освобождении.

При ходатайстве об условно-досрочном освобождении есть такие требования для очень серьезных наказаний, максимальных, — нужно отбыть и три четверти, и четыре пятых.

Мы думаем, что эта планка требований к отбытому сроку может быть для групп, допустим, осужденных на сроки более десяти лет, унифицирована. Она может составлять не обязательно четыре пятых и три четверти, а просто для всех две трети. Тем более если мы выдвигаем предварительное требование этого отбытия наказаний. Ведь две трети вычисляются от большего срока, значит, это не есть уравниловка. Все равно человек должен отсидеть намного больше, если он приговорен к большему сроку.

Поэтому вот такое предложение мы хотим сформулировать. Я хотел бы только добавить, от чего амнистия не может освободить и не должна. Это от гражданской ответственности. То есть если преступлением нанесен материальный ущерб и в приговоре суда указано, что должен быть этот ущерб возмещен, эта часть приговора никуда не девается. Таким образом, наше представление об амнистии одновременно защищает права потерпевших. Их права никуда не исчезают. Как там потерпевший должен был получить в порядке возмещения нанесенного ему ущерба, предположим, сто тысяч рублей, так он эти сто тысяч и получит.

И кстати говоря, получит их быстрее Да, вот это очень важно. Потому что когда он находится в колонии, он получает зарплату, ну вот я видел квиточки, 23 рубля в месяц, 15 рублей. Ну максимум суммы, который я видел, было, по-моему, рублей или Извините, из такой зарплаты он эти сто тысяч будет возмещать сколько лет? Пиар я лично не комментирую. Личный, вы имеете в виду? Личный пиар, который обеспечивали себе информаторы.

То есть те, кто сообщил эту информацию. Как человеку сделать, чтобы амнистия на него распространилась? Ему надо самому обращаться либо она будет автоматически распространяться? Как осужденному инициировать процесс, чтобы амнистия на него распространилась?

Это будет конкретизировано в постановлении о порядке применения амнистии. Когда Государственная дума принимает акт амнистии, она принимает два постановления — постановление об объявлении амнистии и постановление о порядке применения постановления об амнистии. Вот там все как раз конкретизируется. Я думаю, что, безусловно, если все состоится так, как задумано, то тогда и постановление об амнистии появится, и постановление о порядке применения.

А какие варианты здесь теоретически возможны? На самом деле это не новаторство, механизмы эти отработаны. Сами подумайте, все зависит от того, в какой стадии находится или рассматриваемое или расследуемое дело, или процесс отбывания наказания.

Если дело только расследуется, а, допустим, амнистия предусматривает, что то преступление, которое является предметом обвинения, подпадает под амнистию и требует освобождения, определена санкция, определен характер преступления как подпадающий под амнистию, очевидно: Дело дойдет до суда, суд сделать из этого менее тяжкого преступления более тяжкое не может, закон это исключает, значит, орган расследования должен принять такое решение о прекращении уголовного преследования.

У суда, конечно, более сложная ситуация, потому что амнистия должна быть распространена на лиц с определенной мерой наказания. Суд назначает меру наказания в рамках какой-то санкции. Цели, методы и формы наказания постепенно стали приобретать современные, гораздо более гуманные очертания. Была выдвинута идея, общепризнанная в этом мире, которая в УК РФ звучит так: Как уже упоминалось, наказание не может иметь своей целью причинение физических страданий или унижение человеческого достоинства ч.

Но разве осужденный и лишенный свободы не испытывает физических страданий, находясь в заключении порой многие годы? Да, он, конечно, страдает. Страдание, моральное и физическое, неизбежное следствие заключения. Цель последнего — изоляция от общества осужденного, его исправление и предупреждение совершения новых преступлений. По мере возможности в учреждениях, исполняющих наказания, стремятся его смягчить, создавая в местах лишения свободы условия для работы и отдыха осужденных конечно, не превращая тюрьму в дом отдыха.

Виды наказаний Перейдем к перечню наказаний, предусмотренных современным российским уголовным правом. Как следует из части 1 статьи 43, любое наказание заключается в лишении или ограничении прав и свобод осужденного. Но права и свободы граждан разнообразны. Также разнообразны и их ограничения. В этой связи можно разделить все виды наказаний в УК РФ а их одиннадцать на несколько групп.

Это штраф, максимальный размер которого 1 млн. Далее — обязательные, общественные работыкоторые выполняются бесплатно в свободное от основной работы или учебы время. Они устанавливаются на срок до часов не свыше 4 часов в день ч.

Наконец, исправительные работы ст. Они назначаются лицу, не имеющему основного места работы, на срок от 2 месяцев до 2 лет. Кроме того, военнослужащие-контрактники, совершившие преступление, могут быть приговорены к ограничению по военной, службе ст. Во время отбывания этого наказания военнослужащий не может быть повышен в должности и срок наказания не засчитывается в выслугу лет.

Это, во-первых, лишение права занимать определенные должности например, руководителя предприятия или заниматься определенной деятельностью вождение транспорта, медицинская деятельность и. Оно устанавливается на срок до 5 лет ст. Во-вторых, это лишение специального, воинского или почетного звания, классного чина и государственных наград ст.

Понятно, что наказание понижает должностной статус осужденного и перечеркивает его прежние заслуги. В случае побега оно заменяется лишением свободы; арест ст. Здесь предусматривается строгая изоляция, но сроки невелики — от 1 до 6 месяцев; содержание военнослужащего в дисциплинарной воинской части ст. Оно равносильно аресту, но сроки длиннее: Оно отбывается в колонии — поселении, воспитательной колонии для несовершеннолетнихлечебном исправительном учреждении, колонии общего, строгого или особого режима либо в тюрьме.

Максимальный срок лишения свободы 20 лет, но если совершено несколько преступлений, то он может составлять до 30 лет ст. Оно назначается только как альтернатива смертной казни и не может быть применено к женщинам, несовершеннолетним, а также к мужчинам, достигшим летнего возраста. Попутно надо заметить, что классификация степени тяжести преступления обусловливается сроками лишения свободы, что, в свою очередь, влияет и на условия досрочного освобождения, и на сроки давности и судимости, и на возможность применения амнистии и помилования.

Деление преступлений на категории следующее ст. Смертная казнь у нас не применяется уже с г. Однако из Уголовного кодекса РФ она пока не исключена. Нелишне напомнить, что в России смертная казнь не применялась с г. В годы советской власти смертная казнь отменялась и возобновлялась несколько. Споры о ее необходимости или, напротив, недопустимости продолжаются и по сей день.

Статьи Уголовного кодекса, в которых описаны отдельные составы преступлений, обычно указывают несколько видов наказания, чтобы суд мог иметь достаточно широкий выбор, какое наказание назначить осужденному. Возьмем, например, статью — кража. Часть 1 кража без отягчающих обстоятельств предусматривает: Как видно, выбор большой. Чем же руководствуется суд, определяя наказание?

В соответствии со статьей 60 он учитывает характер и степень общественной опасности преступления и личность виновного, в том числе обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание, а также влияние назначенного наказания на исправление осужденного и на условие жизни его семьи.

Рассмотрим, о каких смягчающих и отягчающих обстоятельствах идет речь. Смягчающие и отягчающие обстоятельства Смягчающих обстоятельств в Уголовном кодексе десять ст. Их можно разделить на три группы. Это несовершеннолетие; наличие малолетних детей, беременность. Вторая группа — особенности обстановки в которой действовал виновный, а именно: Сюда относятся явка с повинной; помощь в раскрытии преступления; добровольное возмещение ущерба, а также морального вреда; оказание медицинской или иной помощи потерпевшему.

Могут быть учтены и другие смягчающие обстоятельства, не названные в Уголовном кодексе. Статья 62 устанавливает, что при наличии некоторых смягчающих обстоятельств размер наказания не может быть выше трех четвертей максимального срока, предусмотренного за совершенное преступление в статье УК. Перейдем теперь к обстоятельствам, отягчающим наказание.